interrno wrote in proizvolvlastei

Categories:

Гражданское общество борется за свое существование

Полицейские каждый день приезжают в Черемсу и фотографируют угольных противников - чтобы потом на них давили?
Полицейские каждый день приезжают в Черемсу и фотографируют угольных противников - чтобы потом на них давили?

Открытые разработки, ядерные отходы, ростовщичество: мобилизация граждан России. Но инициативы переживают тяжелые времена - и не только из-за государственной власти.

Сначала по лугам тянулась красно-белая пластиковая лента, теперь линия фронта не видна. С одной стороны в траве видны первые насыпи земли, которые выкопали экскаваторы АГ «Кузнецкий карьер». С другой стороны самовар, за палатками экологов девчонки бегают за щенком.

Вот уже месяц сотни жителей и экологических активистов протестуют против угольной станции, которую АГ планирует построить в 300 метрах за деревней Черемса в сибирском горнодобывающем районе Кемерово. Они защищаются от угольной пыли, которая будет исходить от станции, от нового карьера в 20 км, откуда уголь будет привозить. И еще 51 карьер, которые превращают местность в кратерный ландшафт, чернеют зимой снег и сокращают продолжительность жизни местного населения на три года ниже среднего показателя по России.

«Пятеро моих друзей умерли от рака», - говорит Алина Морозова, фотограф и мать двоих сыновей из соседнего города Мыски. Она была одной из первых в лагере, объявивших голодовку. «Я не хочу умирать, я не хочу, чтобы умирали мои дети.» Она будет стоять здесь до конца. «Я также не хочу, чтобы мои дети ругали меня за то, что я не борюсь за свое здоровье».

Граждане России становятся мобильными. В 2019 году они защищали Архангельские леса от свалок мусора из парков Москвы или Екатеринбурга против другого русского православного собора. Строительная техника также уехала из Черемсы - до дальнейшего уведомления. Но часто группы терпят поражение из-за того, что в них участвует слишком мало людей, а также из-за безжалостного противодействия властей. Гражданское общество России в первую очередь борется за свое существование.

«Сначала я думала, что это изобретение зеленых». Катя Максимова раньше работала журналистом на государственном телевидении, а теперь выкладывает в Интернет видео потрескивающих счетчиков Гейгера, ядовитых зеленых водоемов или толкания полицейских. Эти видео являются табу на государственном телевидении, например, с «МЗП», ныне известной свалки ядерных отходов на станции городской железной дороги Москворечье на юго-востоке Москвы. Завод по производству ядерного оружия десятилетиями сбрасывал там свои радиоактивные отходы, и теперь они хотят построить через него автомобильный мост.

Мэр Сергей Собянин заверил, что «незначительные остатки загрязнения» не помешали строительству. Хотя Гринпис зарегистрировал пять источников радиации с уровнем излучения до 1,62 микрозиверта в час - в восемь раз больше нормы. Здесь находятся торий 232, радий 226 и другие радионуклиды, а также свинец, мышьяк, кадмий и другие химические яды.

В Москве, как и в Черемсе за 3000 километров, все дело в воздухе, которым дышишь. Катя Максимова сидит с IT-менеджером Глебом Косоруковым в уличном кафе между панельными домами в районе Сабурово на другой стороне метро. Пьют Айран, жарко и ветрено, клубятся клубы пыли. «Вид этого меня печалит», - говорит Глеб, который с женой живет в 150 метрах от склона. «Если вы вдыхаете несколько частиц радионуклидов, организм больше не выделяет их, они излучают в вас до конца».

В марте государственная компания «Радон», отвечающая за ядерную дезактивацию, начала рыть склон. Поднялись облака пыли; Радионуклиды были обнаружены в пробе, взятой на расстоянии 500 метров.

Жители Сабурово открывают окна только во время дождя, опасаясь пыли. Но многие начали снимать происходящее на склоне с балкона. Другие выкладывают видео, собирают деньги и покупают измерительные приборы. «Кампания, похожая на муравейник, - говорит ветеран антиядерных сил Андрей Ожаровский, - все что-то делают, и в конце концов это работает».

За сумму, эквивалентную 1200 евро, они купили старый микроавтобус «Соболь», из которого охраняют вход на свалку ядерных отходов. Когда строительная техника остановилась в марте, около 600 жителей защищали автобус от полиции в течение трех дней. Пожилые женщины пели песню о мировой войне: «Нам нужна победа, победа для всех». Но для этой победы должно было быть 60 000 демонстрантов.

Во время акций протеста было арестовано 63 человека, большинство из них оштрафовано. Активисты снова собирают деньги. «Мы решили не создавать НКО, - объясняет бывшая тележурналистка Катя. «Потому что вы рискуете, что государство увидит в вас врага, заподозрив, что вам кто-то заплатит. Это опасно ». Минюст любит заносить в черный список инициативы граждан как «иностранных агентов».

Тем не менее россияне продолжают публично и коллективно пытаться достичь своих целей независимо от государства или даже против него. В 2018 году 60 000 человек собрались в Магасе, столице с населением 12 000 человек в небольшой кавказской республике Ингушетия, чтобы выразить протест против недавно проведенной границы с соседней Чечней. Власти сначала отключили интернет, а затем начали арестовывать активистов. А потом людей, которые отвозили еду в СИЗО для активистов.

Катя Максимова и Глеб Косоруков.
Катя Максимова и Глеб Косоруков.

В Чечне судили правозащитника по обвинению в контрабанде наркотиков. И хотя правила карантина от коронавируса в Москве смягчены, отдельных протестующих, стоящих на тротуаре не с тем плакатом, уводят - за «нарушение самоизоляции». В конце марта обязательный карантин, который во многом напоминал запрет на выезд, также подавил протесты на московской станции городской железной дороги Москворечье.

«Государство организовало псевдогражданское общество», - сетует московский юрист Константин Крочин. «Общественная палата, или Общероссийский народный фронт, или общественные советы, в которые всякая власть ставит своих подручных».

Многие граждане стараются держаться подальше от этого. «Пять процентов - активны», - говорит историк Галина Иванова, активистка группы московских квартирных владельцев, которые мобилизуют управляющих недвижимостью, собирающих непомерные цены. «30 процентов реагируют положительно, они согласны, если вы их о чем-то спросите». Но две трети жителей не заметили бы конфликта в своем доме в течение нескольких лет.

Другие активисты жалуются, что большинство соотечественников совместили страх и рабство советских людей с праздностью граждан-потребителей. «По телевидению говорят, что на склоне нет радиоактивности, - говорит Катя Максимова о свалке ядерных отходов на юго-востоке Москвы, — многие люди хотят в это верить. Это удобнее, чем ежедневный страх перед радиоактивной пылью ».

Черемса считается палаточным городком мира, экологи устраивают детские праздники, концерты и турниры по волейболу. Но каждый день приходят сотрудники милиции в штатском и фотографируют всех присутствующих. «Мы думаем, что они собирают материал для дальнейших репрессий против нас», - говорит Алина.

Таблоидный портал bezcenxury.wordpress.com высмеивает Алину как предполагаемую эко-карьеристку и уклоняющуюся от налогов. Дело о поджоге ее коллеги Николая Метальникова ведется с прошлого года. «Но мы продолжим, пока не получим гарантии, что строительства не будет», - усмехается Николай. «Пока не выиграешь!» Для того, чтобы улыбаться в России, нужно много морального мужества.

На московской свалке ядерных отходов шумят машины, несмотря на все протесты, мост строится. «Они не пускают на место независимых экспертов, - говорит противник атомной энергетики Ожаровский. «Поэтому мы опасаемся, что большая часть радиоактивных и химических токсинов не удалена».

Немецкие экологи празднуют новые победы над угольной или атомной промышленностью. С этой целью Германия импортирует 17 миллионов российского угля в год и создает ядерные отходы в Сибири.

Мэр Москвы Собянин недавно должен был открыть новую пригородную станцию ​​в соседнем районе Печатники. Активисты поставили свой ярко раскрашенный антиядерный энергетический микроавтобус на следующей стоянке, чтобы привлечь внимание съемочной группы. Утром были проколоты все шины, разрезан топливопровод и откручен карданный вал. Несколько активистов, в том числе женщина с двухлетней дочерью, осматривавшие повреждения, были арестованы как предполагаемые нарушители спокойствия. Власти, видимо, хотят лишить инициативу даже маленьких детей.

Стефан Шолль


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.